design: b.kazachkov
development: aii

Александр Чепарухин

С каждым днем в Перми происходит все больше интересных музыкальных событий. Некоторые из них стали возможны благодаря сотрудничеству Пермской краевой филармонии и одного из самых профессиональных российских импресарио Александра Чепарухина.

Первым проектом, который он привез на фестиваль «KAMWA 2009», стала группа «Даха-Браха», покорившая пермских меломанов своей энергетикой и драйвом. Затем Пермь посетил уникальный коллектив «Хуун-Хуур-Ту» уже в рамках проекта «Сделано в Перми». Последним событием стал «King Crimson Festival». Об этих проектах и планах дальнейшего сотрудничества корреспондент Пермской Афиши поговорил с Александром.

Расскажите о «King Crimson Festival».

— «King Crimson Festival» имеет право так именоваться, потому что мы сделали первый, и пока единственный в России, тур «King Crimson», основателем которого является Роберт Фрип. Два бывших участника коллектива приехали в Пермь со своими новыми проектами, впервые отрепетировали уже двумя группами несколько композиций «King Crimson», которые они сыграют вместе. Затем каждый из них будет играть свой репертуар. В известной степени, этот проект мы можем отнести к серии «Сделано в Перми», поскольку они впервые здесь играют вместе и здесь это все отрепетировано.

Почему именно «Хуун-Хуур-Ту» положили начало проекту «Сделано в Перми»?

— Хотелось начать с какого-то, безусловно, выдающегося проекта, кроме того, получилось очень интересное совпадение по времени: мы начинали сотрудничество в Перми, и тут назрели два таких интересных проекта. Если бы не Пермь, я думаю, проект с Владимиром Мартыновым вообще бы не осуществился в полной мере, были бы только какие-то наметки и репетиции. Проект с Карменом Риццо осуществился бы, но живая, концертная премьера была бы в Америке, а в Россию неизвестно когда попала. Поэтому, конечно, Пермь играет очень важную роль — эти проекты состоялись сейчас, а не позже и именно здесь.

Кроме того, в том, что происходит в Перми есть еще определенный смысл, скажем, в произведении Владимира Мартынова и сверхповести Велимира Хлебникова есть совершенно очевидная евразийская идея. А в Перми почти физически ощущаешь переход с Запада на Восток. Пермская деревянная скульптура очень перекликается с тем, что есть в «Детях выдры» — ангел в белых одеждах, но с раскосыми монгольскими глазами, причем, это не специально придумано, это такое знаковое совпадение. Так что если евразийство, то где, как не в Перми?

Мы начали с очень достойных вещей, которые с одной стороны вряд ли могут вызвать какое-то раздражение у самых взыскательных и изощренных снобов, в то же время они абсолюно доступны всем. Это бронебойные проекты, потому что потом, я надеюсь, у нас будут отклонения как влево так и вправо. Влево — это больше в сторону условной элитарности, условного авангарда. Вправо — в сторону более популярной музыки. А эти проекты — золотая середина, квинтэссенция того, что мы здесь делаем.

Как родилась идея проекта «Дети выдры»? Почему для написания партитуры был выбран именно Владимир Мартынов?

— Мартынов мой любимый российский композитор и один из любимых мировых. Я считаю, что это лучший российский композитор на сегодняшний день. Мой друг, зная о том, что я люблю Мартынова и, зная его лично, просто уговорил меня обратится к нему с просьбой сделать что-то совместное. Мартынов заинтересовался, а когда начал писать, решил, что это то, что надо. Сейчас он считает, что лучших музыкантов для его нового произведения просто не найти. Он вообще считает, что время композиторской музыки прошло, что сочинять больше ничего не нужно, понятно, что он что-то сочиняет сам, но он считает, что композиторы всегда выражали свои мысли чувства, а «Хуун-Хуур-Ту», носитель настоящей музыки, и здесь не нужно композиторствовать, а нужно просто влиться в этот поток.

 

King Crimson Festival. Фоторепортаж PRM.RU

То есть «Дети выдры» были написаны на основе тувинских мотивов?

— «Дети выдры» — несколько тувинских песен и оригинальная композиция Мартынова, не на основе тувинской музыки, там совершенно другие ритмы. Для меня это скорее звучит как рок-музыка, там все на ритме.

Первый коллектив, который Вы привезли в Пермь был «Даха-Браха», затем «Хуун-Хуур-Ту», Вас больше интересует аутентика?

— Я с этим словом не согласен. Что значит аутентичный? «Даха-Браха» современный ансамбль, то, что они играют трудно назвать каким-то словом, каким-то жанровым определением. «Хуун-Хуур-Ту» — если сравнивать с другими ансамблями, которые существуют в Туве — близко нет ничего на них похожего. Поэтому, что такое аутентика? Аутентика — обычно говорят о той музыке, которая в чистом виде является традиционной, а здесь за основу взята традиционная музыка, она развита этими артистами в каком-то только им ведомом направление, что у «Дахи-Брахи», что у «Хуун-Хуур-Ту».

Потом, сам по себе коллектив «Даха-Браха» уже синтез многих вещей. «Хуун-Хуур-Ту», несмотря на их развитие, собственное осмысление своего этнического наследия, все-таки в большей степени, чем «Даха-Браха», находятся в русле традиции, Но оба эти проекта жанрово очень эклектичны. Если взять проект «Eternal», там современная эмбиентная электроника, даже танцевальная чуть-чуть. Если взять проект Мартынова, то это современная неоакадемическая музыка, я бы сказал прогрессивный рок или пост-рок. Получается не только синтез культур, но и музыкальных жанров, по-моему, синтез очень гармоничный.

Для вас не секрет, что многие жители Перми назвали «Даха-Браха» самым ярким музыкальным событием «KAMWA 2009». Нет ли у Вас в планах их снова привезти или задействовать в Ваших проектах?

— Думаю привезти их снова, потому что их создатель, очень талантливый режиссер Влад Троицкий, специально под них сделал театральное шоу. Дело в том, что «Даха-Браха» часть театра «Дах». До создания этого шоу они участвовали в спектаклях: либо оформляли спетакли музыкально, либо одновременно были музыкантами и актерами, а сейчас наоборот, весь актерский коллектив, человек 20 с чем-то, устраивает некое представление исключительно вокруг музыки с очень интересными видеоработами — это очень красивое мощное сильнодействующее шоу. Оно очень сильно отличается от концерта, это современный музыкальный театр, и я хочу это привезти сюда.

С «Даха-Браха» у меня была задача сразу же привезти коллектив, который я считаю новаторским, непохожим ни на что в мире, в то же время абсолютно неотразимым, с точки зрения мгновенного покорения аудитории. Честно говоря, я тоже самое рассчитывал сделать с «Sayari», но не совсем получилось. Программа была достойная, аутентичная, но не смогли приехать люди, которые создавали бешеный драйв, которые поднимал градус, что даже люди, которые не очень интересуются этнической музыкой бывают покорены. А получилось, что «Даха-Браха» всех впечатлила и покорила, а индийская музыка понравилась только тем, кто ей интересуется, потому что элемента неотразимости было меньше. Это нормально, не все должно быть для всех.

У «Хуун-Хуур-Ту» сайт на английском языке. На ваш взгляд, почему такие коллективы как они или «Даха-Браха» лучше знают в Европе, чем в России?

— Во-первых, там этническая музыка давно популярна как жанр, так называемый world music, там проходят многочисленные фестивали. Во-вторых, все-таки присутствует элемент экзотики — это первоначальный элемент, который людей цепляет, потом уже они начинают задумываться о содержании. У нас же то, что происходит в пределах страны, традиционно считается менее значимым, а то, что за океаном — более значимым и интересным. Это с одной стороны, а с другой, если говорить о популярности конкретно «Хуун-Хуур-Ту» — сейчас уже аншлаги на концертах в Екатеринбурге, Челябинске, Ярославле, Вологде, Питере. В Москве они могут собрать далеко за тысячу человек.

Я бы не сказал, что они здесь невостребованы и неинтересны. На самом деле, там где организаторы и промоутеры влюблены в группу или просто горят желанием сделать максимум для того,чтобы люди услышали и пришли, бывает приходит по 500-800 человек сразу, даже бывало по 1000. Причем, пришедшие даже знают песни, особенно если гастроли в славянской стране, потому что очень воодушевленные музыкой промоутеры, любящие эту музыку, сделали максимум. Всегда можно до людей достучаться, если очень этого захотеть.

 

«Даха-Браха» и «Kalashnikovband». Фоторепортаж PRM.RU

Насколько Вам интересно работать в Перми?

— Очень интересно. Мне просто понравился город, здесь какая-то особая энергетика, здесь есть простор — выйдешь к реке и уже простор, в Москве нет такого. В Хохловке фантастическая природа, ощущение какого-то естества, жизни, пространства. Сам процесс, который здесь происходит невероятно интересен. То, что здесь власти края решили сделать акцент на культуре очень интересно и очень правильно. Могут быть возражения, что сначала дороги постройте и детские сады, а потом уже деньги тратьте на культуру. Это правильно, конечно, но может так парадоксально получится, что как раз массированные вложения в культуру средств и энергии сделают Пермь популярнейшим городом.

Она уже набирает популярность, в Москве и в Питере все говорят о том, что здесь происходит в культурной жизни. Если же это будет популярнейший город, сюда будут съезжаться интересные люди, будет повышаться уровень образования, потому что будут приезжать интересные люди, чтобы преподавать, этот город будет привлекательным для инвесторов. Так происходило уже не раз в мировой практике, когда город становясь центром культурной жизни, в конечном итоге становится и экономически, и политически гораздо более важным.

Как дальше будет развиваться проект «Сделано в Перми»?

— Это во многом зависит от того, насколько, во-первых, меня поддержит публика и власти, во-вторых, насколько нашими идеями увлекутся музыканты. Проще всего здесь сделать то, что мы задумали в фестивальном режиме. Мы хотим сделать здесь фестиваль электронной музыки, подчеркиваю, что хотим, потому что без внешней помощи мы его не сделаем. Фестиваль не только и не столько танцевальной, а электронной музыки, потому что дискотек в Перми хватает.

Мы хотим сделать серию региональных фестивалей, которые будут показывать музыкальную палитру разных регионов Земли, в частности: африканский фестиваль, кубинский, латиноамериканский, скандинавский, потому что в этих регионах потрясающая музыка, как этническая, так и современная любых направлений и жанров. Это интереснейшие регионы, где география влияет на то, что люди играют. Мы стараемся делать в Перми то, чего никогда не было в России.

У меня уже есть определенный и успешный опыт создания различных альянсов. В частности мы делаем крупнейший в стране фестиваль «Сотворение мира» в Казани, где я арт-директор. На нем очень важный момент — лаборация музыкантов на большой сцене. Это всегда интрига, когда Земфира поет с Патти Смит, Manu Chao с Вопли Видоплясова, это не просто декоративная вещь, а реальный синтез. Здесь в Перми есть возможность сделать что-то гораздо более солидное и долговременное. Если в Казани проходит громадный фестиваль и на какие-то лаборационные вещи дается не больше 5-7 минут, то здесь можно делать большие проекты, которые потом смогут двигаться дальше.

Поскольку Пермь предоставляет такую возможность, я думаю, что это очень взаимовыгодная вещь, т.е. Пермь нам дает возможность реализовать какие-то идеи, которые без внешней помощи реализованы в принципе быть не могут, потому что они коммерчески неокупаемы, а если окупаемы, то на многие годы вперед. Соответственно у пермяков есть возможность увидеть уникальные проекты, которые в любом другом городе мира вызвали бы невероятный интерес — Нью-Йорке, Лондоне, Токио и так далее.

Я думаю, что то, чем мы здесь собираемся заниматься мало-помалу достучится до всех, а если не до всех, то до очень многих, потому что грядут такие популярные имена в пермских проектах, что не вызвать массового интереса они просто не могут. Я думаю, что нам такую задачу решить проще, мы хотим делать события, которые интересны в том числе для десятков тысяч, если не сотен.

Беседовала Ольга Седова

Источник: http://afisha.prm.ru/persons/cheparuhin

© Copyright GreenWave Music, 1999 - 2021

Ваши комментарии