design: b.kazachkov
development: aii

Русский рок в лицах: Александр Чепарухин

Финам.FM

ЛИПНИЦКИЙ: Здравствуйте. В эфире программа "Содержание", радиостанция "Финам FM", 99,6. И я, ее ведущий Александр Липницкий, хочу поздороваться и познакомить вас со своим гостем – Александр Чепарухин, продюсер. Здравствуйте.  

ЧЕПАРУХИН: Здравствуйте.  

 ЛИПНИЦКИЙ: Почему слово продюсер является заглавным в наименовании рабочего места моего гостя? Может потому, что еще в далекие, начала 90-х, Александр не раз радовал Москву и москвичей совершенно феноменальными гастролями тогда, когда было очень сложно и с деньгами и с организацией гастролей. Я помню, он привез, потом он повторил эти гастроли, грандиозную группу из Америки "Kronos Quartet". Александр, вспомни те далекие времена.

ЧЕПАРУХИН: На самом деле, надо сказать, что я никогда не думал, что стану деятелем музыкального бизнеса, скажем так, и для меня это всегда было хобби. Когда-то я был председателем экологической ассоциации, председателем экологического клуба МГУ, и на всяких экологических конференциях, конгрессах, в виде хобби, организовывал какие-то музыкальные альянсы. В частности, первым моим опытом был альянс Дмитрия Покровского и Пола Уинтера, когда такая корневая русская народная музыка соединилась на одной сцене, а в последствие и в студии, с, так называемым, экологическим джазом из Америки. Но это, еще раз говорю, было таким хобби. В 1993 году, я совершенно неожиданно получил запись тувинской группы "Хуун-Хуур-Ту" от своего американского друга, музыковеда Теда Левина и она меня потрясла, я, честно говоря, не думал, что у нас в стране, в России, существует такая музыка. Я решил помочь этим ребятам стать известными в мире. И первый же тур, который мы сделали по Америке в 1994 году, принес феноменальный успех этой группе. Группу называли "Тhe world music event of the year", то есть главным событием мировой музыки года. Были восторженные рецензии, были встречи с выдающимися музыкантами, с Фрэнком Заппой, который начал записывать с нами альбом, но умер в этом же году, к сожалению. "Kronos Quartet" записал альбом, даже в двух альбомах есть композиции, это "Early Music" и "Night Prayers". И, поскольку, через восторги различных музыкантов, от "Kronos Quartet" до Стиви Уандера, Роберта Планта, группы "Grateful Dead" ансамблем "Хуун-Хуур-Ту", я, собственно, познакомился с этими музыкантами и в один прекрасный момент нам пришла в голову идея, пригласить их в Москву. Я это сделал впервые с нашими друзьями с "Kronos Quartet", с почитателями группы "Хуун-Хуур-Ту" в 1997 году, насколько я помню. До этого я уже, все еще считая это хобби, объехал с "Хуун-Хуур-Ту" полмира. После Америки, удалось внедрить их в европейскую культурную ситуацию, потом Гонконг, Япония, Австралия, Новая Зеландия, практически весь мир. Так что, благодаря нашим тувинским братьям, благодаря группе "Хуун-Хуур-Ту" я сдрейфовал, сам того не планируя, в музыкальную сферу, а там у меня пошли какие-то свои амбиции, я стал продюсировать новые проекты, приглашать музыкантов, сводить их вместе, и так далее.

ЛИПНИЦКИЙ: Я думаю, что пора нам послушать твою любимую группу. Какую песню ансамбля "Хуун-Хуур-Ту" ты предлагаешь нам послушать?

ЧЕПАРУХИН: Давайте послушаем экспериментальную вещь, поскольку в таком классическом варианте их можно часто видеть на концертах, давайте, послушаем то, что на концертах бывает редко. Это проект, который мы сделали в Перми, мы полностью его придумали, свели музыкантов вместе – это коллаборация, сотрудничество группы "Хуун-Хуур-Ту" с американским электронным продюсером и музыкантом, Карменом Риццем и там же участвуют еще и струнный квартет. "Хуун-Хуур-Ту" входит во взаимодействие с современной электронной музыкой и таким образом, родился продукт, который является наиболее, как говорят в англоязычном мире, "radio friendly", то есть таким удобным для проигрывания по радио, для такого непритязательного фона, потому что обычно "Хуун-Хуур-Ту" требует вовлечения, погружения, такой тотальный психоделический трип, а здесь это очень удобоваримая музычка, такая голливудская, в хорошем смысле. Давайте послушаем одну вещь, из альбома, который только что вышел в Америке, не только что – в прошлом году, альбом называется "Eternal", а вещь называется "Девушки из Сарыглара". Сарыглар – это такая местность в Туве.

(Звучит песня "Девушки из Сарыглара".)

ЛИПНИЦКИЙ: Напоминаю, вы слушаете программу "Содержание" на радиостанции "Финам FM" и мой гость, Александр Чепарухин, продолжает рассказ о своих приключениях. Наши ближайшие две программы будут посвящены именно приключениям, потому что фестивальные движения, это, в первую очередь, такая, я бы сказал, элитная музыкальная зона, это для тех людей, кто любит путешествовать, для музыкантов, которые любят гастролировать и для продюсеров, которые обладают недюжинной фантазией. И вот, мой гость, Александр именно из таких людей. Давай-ка сразу поговорим о том, что наверно интересует наших радиослушателей в первую очередь – о загадочной пермской культурной инициативе.

ЛИПНИЦКИЙ: Ты знаешь, прежде чем говорить о Перми, я хотел бы сказать об общей очень радостной тенденции, дело в том, что когда я только, как я уже сказал, сдрейфовал в эту музыкальную сферу, я помню, мне не находилось места в собственной стране. Я если что-то делал здесь, то на уровне маленьких клубиков, типа "Китайский летчик", а если какие-то крупные проекты у меня были, то это исключительно Америка, Канада, Европа, Новая Зеландия, Гонконг. Я помню, что мне город Гонконг дал очень приличные средства на то, чтобы я сделал фестиваль "Звуки шелкового пути" – я туда отобрал разных артистов наших из Средней Азии. Затем, фантастическая была у меня возможность сделать вместе с покойным Колей Дмитриевым фестиваль "Ex-Вlock Reunion", то есть как бы объединение бывшего советского блока в престижнейшем лондонском культурном центре "Barbican Centre". Мы тогда привезли людей, от Дживана Гаспаряна и Алима Гасымова до группы "Ленинград", то есть всю палитру современной тогда постсоветской музыки. В России тогда таких возможностей у меня не было и, я думаю, что и не будет. Единственное, что мы здесь делали, это сами, своими силами какие-то коммерческие концерты. Кстати, первый "Kronos Quartet" у меня, о котором ты говорил, он был неудачный с коммерческой точки зрения, но потом, тот же самый "Kronos Quartet" на следующий год, ансамбль Майкла Наймана в 1998-м, по-моему, году и дальше "King Crimson" и прочие, уже сформировали вполне стабильную коммерческую историю в Москве. Но никогда не было никаких альянсов, никаких флиртов с московскими властями, никогда я не пытался и не надеялся получать какие-то гранты и так далее. Поэтому, когда впервые меня пригласили стать арт-директором фестиваля "Славянское кольцо" в Шушенском Красноярского края, я думал, что это такое исключение. Но потом, появилась Казань, ты знаешь, "Сотворение мира" – это инициатива мэра Казани, и Андрей Макаревич, который его личный друг, соответственно свел меня с руководством Казани, которое затеяло такой грандиозный ежегодный городской фестиваль "Сотворение мира". Что касается Перми, то это, наверно, первый город в истории России, который решил бросить вызов Москве и Питеру, объявив себя ни много, ни мало культурной столицей России. Более того, они даже подали заявку на то, чтобы город Пермь стал культурной столицей Европы в 2016 году. Это, конечно, невозможно, это своего рода провокация, и все, что делается в Перми, это во многом провокация и авантюра, но провокация и авантюра, которые могут стать очень плодотворными для развития культуры. Причем, когда я говорю "культуры", я решительно против такой ведомственной дефиниции слова "культура", то есть культура – это фестивальчики, концертики, выставки и так далее. Я считаю, что культура вообще, это интегральная характеристика развития общества, и она включает в себя, конечно же, интеллектуальную культуру образования, высшую школу, это, безусловно, бытовая культура. Ну не может культурная столица быть грязным городом с обхарканными улицами. Это здравоохранение, это бытовая культура, это, между прочим, физическая культура.

ЛИПНИЦКИЙ: Футбольные поля с обогревом.

ЧЕПАРУХИН: Футбольные поля, спорт, безусловно! Если ты, скажем, поездишь по Америке, то самые культурные города, они отличаются еще и тем, что там самые спортивные люди, это Нью-Йорк, Сан-Франциско и там гораздо меньше толстых людей. Так что физическая культура тоже имеет значение.

ЛИПНИЦКИЙ: Но больше гомосексуалистов.

ЧЕПАРУХИН: Больше гомосексуалистов, да.

ЛИПНИЦКИЙ: Культурная столица – это реальная идея?

ЧЕПАРУХИН: Я остановился на том, что, на мой взгляд, культура – это интегральная характеристика развития общества, она включает в себя все составляющие культуры, в том числе, физическую, интеллектуальную. Художественная культура и искусство являются важным, но лишь компонентом общей культуры. Поэтому культурной столицей Пермь станет тогда, когда все компоненты культуры, как я ее понимаю, будут соответствовать этому названию. Но я не согласен с противниками пермской культурной революции, так называемой, когда они говорят, что "сначала постройте больницы, дороги, а потом уже свои фестивальчики проводи́те". Нет, я считаю, что опережающее развитие художественной культуры и искусства, которое сейчас наблюдается в Перми, может и должно подтянуть за собой все остальные составляющие.

ЛИПНИЦКИЙ: И стимулировать все остальное. Ну, если учесть, что одним из главных фестивалей Перми и пермской области является известный нам с тобой фестиваль "Kamwa", в котором и мы, принимали участие с Германом…

ЧЕПАРУХИН: Я, собственно, начал свой флирт с Пермью с того, что я привез два проекта, индийский и украинский на фестиваль "Kamwa" в 2009 году.

ЛИПНИЦКИЙ: К этому мы вернемся, а я бы хотел познакомить наших радиослушателей с одним из сопродюсеров фестиваля "Kamwa", мужем Наташи Шостиной, главным продюсером этого фестиваля, Эдуардом Адриановым и познакомить с его песней "Сестринская военная".

(Звучит песня "Сестринская военная".)

***

ЛИПНИЦКИЙ: Сейчас мы прослушали песню с "Kamwa" аж 2006 года. Расскажите немного, что было в этом году на "Kamwa" и про другие проекты Пермской губернии.

ЧЕПАРУХИН: В этом году, к сожалению, была последняя "Kamwa", я думал, что это такое временное настроение Натальи Шостиной, главного продюсера этого фестиваля, но оказалось, что это действительно такое серьезное и безоговорочное решение и, что это был последний фестиваль, седьмой по счету и второй год моего сотрудничества с фестивалем. В 2009 году я привез туда уникальный проект, составленный из разных музыкальных направлений и представителей разных каст – штат Раджастан, проект "Солярий" и украинскую группу "Даха Браха", которая стала одним из постоянных героев культурной жизни Перми, чему я очень рад. Я считаю ее одной из лучших фолк-групп мира на сегодняшний день вообще. В этом году я привез на "Kamwa", как мне кажется, тоже очень интересный, свежий и красивый коллектив из Дании, который называется "VALRAVN", скорее это не Дания, а Фарерские острова.

(Звучит композиция ансамбля "VALRAVN".)

ЧЕПАРУХИН: Вот такой коллектив, из такого экзотического места под названием Фарерские острова, в этом году второй раз отметил наше присутствие, то есть присутствие моей компании, на этом фестивале. К сожалению, этот фестиваль прекратил свое существование…

ЛИПНИЦКИЙ: Но, прежде чем ты расскажешь о том, что он прекратил существование, я думаю, что мы как раз послушаем героев прошлогодней "Kamwa". "Даха Браха" прямо сейчас.

ЧЕПАРУХИН: С удовольствием.

(Звучит композиция группы "Даха Браха".)

ЛИПНИЦКИЙ: Напоминаю, вы слушаете программу "Содержание". У меня, ее ведущего Александра Липницкого сегодня в гостях мой старинный приятель, московский продюсер Александр Чепарухин. Как ты думаешь, по какой причине Наташа Шостина и Эдуард Адрианов заканчивают свой многолетний мультикультурный проект, так много сделавший для подъема фольклора в нашей стране?

ЧЕПАРУХИН: Знаешь, там может быть много разных причин. В принципе, сейчас Пермь превратилась в такую фестивальную столицу, там проходит очень много фестивалей и, возможно, Наташа, прежде всего это ее решение, почувствовала то, что этот фестиваль уже не стал таким доминирующим в культурной жизни Перми.

ЛИПНИЦКИЙ: Женская ревность?

ЧЕПАРУХИН: Возможно есть этот фактор, но я, скорее думаю, что здесь ситуация в том, что во многом фестиваль выполнил свою задачу, все-таки семь фестивалей прошло и мотором этого фестиваля был дуэт – семья Эдуард Адрианов и Наталья Шостина. Я тебе скажу, что на сегодняшний день меня гораздо больше впечатляет то, что делает Эдуард как композитор и как продюсер. У него сейчас только вышел интереснейший проект, называется "Rasting"…

ЛИПНИЦКИЙ: Я скажу тебе, что я украсил композицией этого альбома свою двухсерийную телеисторию "Странных игр", настолько мне понравилась музыка из этого альбома.

(Звучит композиция из альбома "Rasting".)

ЧЕПАРУХИН: Я просто вижу, как вся эта история может визуализироваться, как можно из этого сделать какое-то такое мощное представление. Я сейчас, кстати, сказал пермским культурным деятелям, что из всего ценного, что я нашел в музыкальном мире Перми, для меня номер один – это Эдик Андрианов, такой человек-оркестр, человек, который делает очень мощные электронные вещи. Я его могу назвать пермским Апексом Твином и то, что они решили сосредоточиться на своей собственной творческой работе, а они больше тяготеют именно к электронной музыке, к такому post-industrial, я считаю, что это решение довольно логичное. Другое дело, что ту нишу, которая освобождается, после того, как фестиваль "Kamwa" прекращает свое существование, придется, видимо занять нам. Я не хотел делать в чистом виде фестиваль этническим, но, видимо, так или иначе, но мы что-то подобное будем делать. В Перми, у нас есть фестиваль "Движение", где есть такие мощные, этнические компоненты.

ЛИПНИЦКИЙ: Прежде чем мы перейдем на другие проекты Пермской культурной инициативы, мы закончим с "Kamwa" и украшением последней "Kamwa" была группа "Ватага" из Петрозаводска, Карелии. Песня "Кукушечка"

(Звучит песня "Кукушечка".)

ЧЕПАРУХИН: Радостно осознавать, что за годы моей активности в музыкальной сфере я сделал что-то полезное. Я помню, как познакомился с карельской музыкой в начале девяностых. Я сразу решил сделать карельский фестиваль в Москве, и делал его несколько лет подряд. И вот "Ватага", которая тогда называлась "Рил", была одним из главных моих подопечных коллективов, я их много раз привозил в Москву, давал им много советов. Тогда у них был совершенно бесперспективный формат джаз-рока, но они очень быстро сориентировались и изменили свою музыкальную стилистику на более современную и гармонично сочетающуюся с карельским, поморским фольклором, которую они взяли за основу. Сейчас это корневая, квинтэссенциальная группа для нашей фольклорной ситуации в России. Я считаю, что это очень важная группа.

ЛИПНИЦКИЙ: Я уверен, что мои радиослушатели, во всяком случае, часть из них, удивлены переключением рок-составляющей программы "Содержание" на фольклорно-этническую музыку. Поэтому я ненадолго хочу взять инициативу в свои руки и обратится к фестивалю, который во многом делаю я с Василием Шумовым, в частности программу "Пилорамы", так называется фестиваль, который состоится в музее "ГУЛАГа". Он находится в бывшей тюрьме, в лагере "Пермь-37", где страдали десятки, если не сотни советских диссидентов в 60-70-е годы. И там пройдет замечательный мультикультурный фестиваль на фоне исторических изысканий. Директор и музей и фестиваля Виктор Шмыров просит ведущих музыкантов и учувствовать, и провозить программы с острым социальным подтекстом, контекстом, составляющей, которая в нашей стране всегда на плаву и на острие ножа. Это, конечно же, Борзыкин и Василий Шумов, Юрий Шевчук. Все они участники "Пилорамы".

Я хочу с тобой поспорить. Пермь радует не только этнической и фольклорной составляющей. К примеру, местная группа "Пятый корпус", некогда студенческий состав, выросший в очень хорошую группу. Слышал ли ты когда-нибудь?

ЧЕПАРУХИН: Я, конечно, слышал эту группу, только не понял, откуда ты взял, что я говорил о том, что Пермь сильна именно фольклорной составляющей. То, что делает Эдик Андрианов как композитор и как продюсер, очень мало имеет отношение к так называемой этнике. Если ты слышал "Ржавчину".

ЛИПНИЦКИЙ: Согласен, это больше современная электронная музыка.

И вот ансамбль "Пятый корпус", который, как правило, закрывает концерты "Пилорамы", с песней более всего характеризующую нашу суверенную демократию. Это песня про выборы в России. "Дед Мороз".

(Звучит песня "Дед Мороз".)

***

ЛИПНИЦКИЙ: А теперь я возвращаю инициативу своему гостю Александру Чепарухину.

ЧЕПАРУХИН: Я очень рад тому, что у нас началась работа в Перми, поскольку впервые в истории моего вовлечения в музыкальную активность, я получил возможность делать полноценные продюсерские проекты, когда идея проекта рождается в Перми, когда там знакомятся участники проекта. Люди могут быть из самых разных уголков мира. Там они репетируют, записываются и дают мировую премьеру. В идеале, эти проекты, рождаясь в Перми, должны продолжать свое триумфальное шествие по миру. У нас родилось два проекта, которыми я могу гордиться. Это, во-первых, альянс группы "Хуун-Хуур-Ту" с композитором Владимиром Мартыновым, моим любимым композитором современности, ансамблем жены Владимира Мартынова, Татьяны Гринденко, "Опус-Пост" и пермским хором "Млада". Я считаю, что это увлечение пермских музыкантов, и хор "Млада" сыграл не декоративную, а очень важную роль в этом проекте. Этот проект был показан на нашем братском фестивале в Киеве, который называется "Гогольfest" В этом году проект "Дети выдры" был важнее на "Гогольfest" чем, к примеру, концерты "Tricky" или иных звезд. Многие украинские журналисты называли выступление в Киеве "Детей выдры" главным событием украинской культурной жизни. Соответственно в Перми, мы делаем фестиваль украинской культуры, которая называется "Гогольfest", не киевский "Гогольfest" а наш, пермский "Гогольfest".

ЛИПНИЦКИЙ: Саша, скажи, пожалуйста, чем отличается один фестиваль от другого? Не является ли это нагромождением событий, в чем в какой-то степени вас обвиняют оппоненты консерваторы из культурного прошлого Перми. Хотя они считают, что это культурное настоящее. Писатель Иванов и прочие, вас обвиняют в том, что вы просто разруливая местный бюджет, делаете один фестиваль за другим притом, что публика и слушатели за этим не успевают ни морально, ни интеллектуально, ни чисто физически. Такие же претензии я слышал к Марату Гельману по части его выставочной деятельности. Растет ли вместе с этими фестивалями и культурная составляющая пермского края?

ЧЕПАРУХИН: Еще год назад, когда я только развивал свою деятельность в Перми, я не мог бы однозначно ответить тебе на этот вопрос. Сейчас я тебе могу уверенно ответить, что это развивает пермскую культуру. Больше и больше людей в Перми ощущает это своим, складывается новая среда, формируется новое сообщество и это сообщество растет. Я не хочу оценивать деятельность моих коллег, в частности, отца культурной революции Марата Гельмана. У нас далеко не всегда совпадают вкусы, но я должен сказать уже то, что Марат всю эту провокацию затеял, которая благотворна для развития всего края в целом, для развития культуры этого края, то что он начал весь этот процесс, стартовав несколькими выставками в музее современного искусства, в который превратился бывший Речной вокзал с подачи Марата Гельмана. Вот это я считаю выдающейся миссией, и как бы я ни относился к его собственным проектам, я считаю, что эта миссия, уже заслуживает всяческого признания.

ЛИПНИЦКИЙ: Я не спорю, выставочная деятельность в Перми приобрела международное значение, я сам обожаю современное искусство и с удовольствием хожу.

ЧЕПАРУХИН: Я говорю не о выставочной деятельности, я говорю, что Марат инициировал не только выставочную деятельность, которой собственно он сам и рулит, он инициировал все эти фестивали. Он пригласил туда Эдуарда Боякова, который создал театр "Сцена-Молот", со своей неуемной энергией затеял целый ряд фестивалей. Это и детский театральный фестиваль, и фестиваль театра и кино "Текстура", влился в фестиваль, который там уже существовал, "Пространство режиссуры", и затеял новый фестиваль вместе с кругом поэтов, который называется "Словоново", это фестиваль современной поэзии. Фестивалей невероятное количество, но ни один из них не повторяет другой.

ЛИПНИЦКИЙ: Дай-ка и мне сказать слово. Я понимаю, чем отличается "Пилорама" от "Kamwa", у них действительно принципиально разная основа. Один, фестиваль этнической музыки, а "Пилорама" это можно сказать фестиваль истории политической жизни Советского Союза и современной России. Недаром "Пилорама-2011" будет посвящена двадцатилетию августа 1991 года. Это центральная тема дискуссий, приедет Лех Валенса, ждут и Михаила Горбачева, там все серьезно. А чем отличается фестиваль "Движение"? Название красивое, а в чем его суть? Опять-таки, Пермь и твоя идея.

ЧЕПАРУХИН: Фестиваль "Движение" для нас это такой, центровой, квинтэссенциальный фестиваль, который является определенным итогом того что мы делали в Перми за год. Дело в том, что в фестивале "Движение" мы сводим воедино музыку совершенно разных направлений. Главное, чтобы она по нашим представлениям была живой, искренней, актуальной, настоящей. Обязательно я сам должен эту музыку любить, обязательно должен представлять, какой отклик она может вызвать у людей, которые собираются в Хохловке, там же, где проходит гала-концерт "Kamwa". Вокруг фантастически красивый холм, фантастически красивая природа, фантастическая аура.

ЛИПНИЦКИЙ: Это главный музей фольклора Верхнего Урала.

ЧЕПАРУХИН: Фестиваль "Движение" не является этно-фестивалем, хотя в нем есть этносоставляющая. В этом году у нас была подпрограмма "Единый мир. Фокус: Африка". Мы каждый год хотим делать акцент на определенном регионе мира. В этом году мы привезли четыре африканские группы, причем представляющие самые разные жанры, от традиционной африканской музыки, это была группа из Буркина-Фасо "Farafina", до африканского репа, марокканская группа "Fnaire". Кроме этнической составляющей, были музыканты из совершенно других сфер. Там была такая экстремистская, хардкоровая рэп-группа из Мексики "Molotov" с очень сильным политическим месседжем. Были две очень симпатичные англоязычные группа из Самары "Jiu Jitsu" и "Cheese People". Я считаю что "Cheese People", это группа международного класса; была уникальная, на мой взгляд, группа "Dissidenten", где основа это немцы, родоначальники направления "World Music".

ЛИПНИЦКИЙ: Я хочу тебе напомнить, что "Звуки Му" с ними гастролировали по Германии в 1989 году, или 1988-м. Они до сих пор живы?

ЧЕПАРУХИН: Они до сих пор живы, и там прекрасный гитарист Роман Бунка, который учувствовал в самый культовых группах краут-рока. Играл даже с "Kraftwerk", когда "Kraftwerk" еще не были абсолютно электронной группой.

ЛИПНИЦКИЙ: Я думаю, чтобы не отходить слишком далеко, такую легендарную группу как "Dissidenten" мы должны представить публике.

ЧЕПАРУХИН: Сейчас "Dissidenten" прежде всего развивают сотрудничество с марокканскими музыкантами с марокканской трансовой музыкой. А что было важным в Перми, там совпали марокканские музыканты, индусы, "Dissidenten" и плюс, я их свел с марокканскими реперами, они сделали несколько совместных композиций с марокканским репом. Это моя слабость, я люблю чтобы на фестивалях, где я арт-директор, были какие-то проекты, которые я затеваю, которые я инициирую и продюсирую. Вот там состоялся такой альянс. Записи этого альянса у нас нет, зато у нас есть запись живой вещи, которая называется "Gun Factory". Это группа "Dissidenten" с марокканскими певцами из группы "Jill Jalala"

ЛИПНИЦКИЙ: Мы ее сейчас послушаем.

 (Звучит песня "Gun Factory".)

ЛИПНИЦКИЙ: Наша встреча с Александром Чепарухиным уже подходит к концу и, конечно, одной радиопередачей не могут ограничиться все фестивали, которые мы готовили и принимали участие. Попробуем встретиться еще через неделю. Ну, а что бы ты хотел поставить на коду, Саш? И несколько слов о своей работе в Перми напоследок.

ЧЕПАРУХИН: Хочу сказать, я и не мечтал, что в какой-то момент будет такой плодотворный альянс, мой с властью. В данном случае я имею в виду с пермской властью, как раз тот здоровый случай сотрудничества, когда власть делает то, что обязана делать, помогает развитию культурного процесса, не навязывая никаких своих стереотипов, не пытаясь себя позиционировать, как последняя инстанция, последняя истина в хорошем художественном вкусе. Чем часто грешат руководители разных рангов. Я считаю, что это очень здоровый альянс и надеюсь, что он принесет плодотворные результаты в ближайшем будущем. У нас сейчас готовится новая опера, которую написал Майкл Найман, специально по заказу Пермского оперного театра, я продюсер этой оперы, у нас грядут различные фестивали с разными акцентами. Причем я хочу делать акценты и на определенных регионах и на определенных личностях. Допустим, Брайан Ино, или Боря Гребенщиков, или, скажем, Питер Гэбриеэл, условно (хотя это тоже возможно), приводят какие-то свои любимые коллективы, и мы делаем дни каких-то определенных личностей в Перми. Мы делаем дни каких-то определенных регионов, Скандинавия, Азия или Балканы. Мне очень нравится, что люди очень живо отзываются на то, что мы делаем. После нескольких наших фестивалей, была такая статья "Понаехали тут наконец-то". Это было очень здорово. Очень многие отмечали, что на наши фестивали реакция просто солидарно позитивная, все говорят что, наконец-то пришла настоящая музыкальная жизнь в город. Я хочу это доверие, как у нас говорят, оправдывать. В Пермь я уже несколько раз успел привести одну из своих любимых групп, группу "Mystery Juice", которую я открыл для себя в Шотландии пятнадцать лет назад, тут же привез ее в Москву, она бывала уже на разных фестивалях в Якутии, Карелии, на Украине, в Москве выступала на разных фестивалях.

ЛИПНИЦКИЙ: Это шотландцы?

ЧЕПАРУХИН: Это шотландцы.

ЛИПНИЦКИЙ: Я скажу по секрету, что именно я подговорил своего гостя поставить именно группу с песней, которая очень в Москве любима, которая скажет два слова на коду, потому что все-таки "Mystery Juice" ближе всего к формату "Финам FM".

ЧЕПАРУХИН: Знаешь, это запись, которой я раньше был очень недоволен, я ее продюсировал пятнадцать лет назад. Мне казалось, что она ну никак не может угнаться за их живым драйвом. Знаешь, как бывает, вот иногда увидишь свою старую фотографию и думаешь: "Ну, какой же я здесь классный!" А когда она была сделана, тогда она тебе не нравилась, казалось, что что-то там не то. Так же и, наверное, здесь: сейчас я с удовольствием ставлю этот диск в проигрыватель в машине и с удовольствием слушаю эти песни.

ЛИПНИЦКИЙ: А сейчас, мы все вместе послушаем эту песню "Mystery Juice", "Start Again". До свидания Александр, надеюсь, увидимся с тобой в самое ближайшее время.

ЧЕПАРУХИН: Спасибо.

(Звучит песня "Start Again".)


© Copyright GreenWave Music, 1999 - 2021

Ваши комментарии